Любимец публики. Как крымский драмтеатр за два века сделал из провинциалов интеллигентов

Ему 200 лет, и он живее всех живых. За эти годы он прописал у себя сотни знаменитых и даже великих, а уж в гостях за это время у него побывали миллионы. Многие известные на весь мир имена театральной сцены появились именно здесь – в провинциальном симферопольском театре. Он два века остается верен классическому репертуару, и в то же время постоянно экспериментирует с современной драматургией. Неприметный поначалу, крымский театр быстро стал популярен на родине, а затем стал и по сей день остается одним из лучших региональных театров на территории России.

200 лет с точки зрения человека – это очень много, но и с точки зрения театра – немало, считает руководитель литературно-драматургической части Крымского академического русского драматического театра им. Горького театра Людмила Касьяненко.

«Наш театр – старейший театр Крыма, один из старейших на Юге России и, по сути, входит в число старейших театров страны. Ведь театров, которые зародились в России в конце XVIII – начале XIX века и работали более или менее активно не так много. Наш театр со славной историей, потому что за 200 лет здесь случилось немало интересных, ярких и знаковых событий для театральной истории страны, – рассказала Касьяненко. – Конечно, это говорит о том, что театр родился под счастливой звездой».

Купеческая прихоть

Своим появлением театр обязан московскому купцу Волкову, свидетельствуют архивные документы. Купец некоторое время провел в Симферополе с целью оздоровления по совету врачей. Волков был крайне увлечен творениями театральных подмостков и решил, что и Симферополю их появление не помешает. С разрешения дворянства под место для представлений был оборудован каменный сарай у дома Дворянского собрания.

«В нашем городе существует храм Мельпомены. Нельзя сказать, чтобы он очень хорош, но нельзя утверждать, что он совсем дурен… Снаружи не отштукатурен, внутри отделан посредственно и заключает в себе один ярус лож, партер, оркестр и галерею…», – писал в то время некий корреспондент «Театрального журнала».

Уже в 40-х годах XIX века театр привели в соответствующий вид. В здании оштукатурили стены, построили подъезд и крытые коридоры, переоборудовали партер и установили новые ложи.

В эти годы к объекту культурной жизни города прикрепилось название «театр трех Александров»: Александр Самойлов – директор казенной мужской гимназии, брат известного актера Александринского театра; Александр Казначеев – предводитель дворянства, давший на постройку значительные средства и Александр Серов – молодой товарищ прокурора, страстный любитель искусства (в будущем известный композитор и музыкальный критик). Считается, что «три Александра» в значительной мере повлияли на то, чтобы улучшить состояние здания театра.

Хозяева сцены

До 1921 года в симферопольском, как впрочем и в других провинциальных театрах, не было постоянно действующей труппы. Работали различные антрепризы, в том числе заезжие, спектакли ставили товарищества актеров и даже любительские коллективы. Были периоды, когда театр и вовсе пустовал. Но те времена прошли скоро, и сцена крымского драмтеатра становилась все популярнее и популярнее. И нередко у столичных знатоков.

«На наших подмостках в разные годы работали многие выдающиеся актеры. В XIX - начале XX века, это, в первую очередь, гастроли великих актеров. Первое важное событие случилось в 1846 году, когда известный антрепренер Данила Жураховский пригласил в Симферополь на гастроли Михаила Семеновича Щепкина (один из основоположников русской актёрской школы) – лидера труппы Малого театра (Москва), великого русского актера, который первым привнес на подмостки принципы русского сценического реализма. Михаил Семенович служил на сцене Малого театра, но каждое лето проводил в гастролях по стране. И Жураховский, знакомый с ним с молодости, пригласил Щепкина в Крым на гастроли. Он приехал и дал в Симферополе на нашей сцене 12 спектаклей», – рассказала Касьяненко.

Вместе с Щепкиным в Симферополь приехал и известный критик Виссарион Белинский, которому необходимо было путешествие на юг по состоянию здоровья. Так вышло, что Белинский в качестве зрителя в зале оценивал, как принято считать одну из лучших ролей – городничего в «Ревизоре» – в исполнении своего друга Щепкина. А сам Щепкин с того времени стал для симферопольских театралов тем, кто открыл им «истинно правильное прочтение драматургии Гоголя».

Прошло 12 лет, и Симферополь с гастролями посетил известный американский актер Айра Фредерик Олдридж. Будучи афроамериканцем, прославился он исполнением ролей шекспировского репертуара, и в первую очередь Отелло, в образе которого был невероятно убедителен. Надо ли говорить, какое впечатление на провинциального зрителя произвели эти постановки?!

В сезоне 1876-1877 года в Симферополе служил Марк Лукич Кропивницкий, которого впоследствии назовут «отцом украинского театра». На симферопольской сцене он сыграл свою первую большую роль, которой и прославился – роль городничего в спектакле «Ревизор».

Театр со статусом

В 1888 году театр перешел в непосредственное ведение дворянства и стал именоваться «Дворянским», позже сменив название на «Театр Таврического дворянства». Именно этот год для театра стал одним из наиболее сложных для театра в творческом плане: очень слабая антреприза, как следствие – пустой зал… Чтобы как-то поправить дела в уездный город пригласили известного русского актера-гастролера Митрофана Трофимовича Иванова-Козельского. И он работал с конца января до ноября месяца. Буквально после первых его спектаклей возобновились аншлаги.

Прошло еще какое-то время, и в Симферополь с гастролями прибыла любимая ученица Щепкина Гликерия Федотова. И если Щепкин приобщил симферопольских театралов к драматургии Гоголя, то она приобщила симферопольцев к драматургии Островского.

«Говоря об истории театра, мы не зря так много говорим о гастролях выдающихся актеров, – подчеркивает Касьяненко. – Ведь они могли двумя-тремя-пятью спектаклями влиять на вкусы симферопольской публики больше, чем антреприза, проработавшая целый год. Мы часто говорим, что Симферополь – город театральный. А ведь все начиналось во многом благодаря именно гастролям таких корифеев, как Мария Савина, Гликерия Федотова, Вера Комиссаржевская, Павел Орленев, братья Рафаил и Роберт Адельгейм».

Новый театральный дом

К концу XIX – началу XX века здание театра пережило множество ремонтов, даже было электрифицировано. Но ничего не помогало, здание буквально разрушалось на глазах, и помочь ему не могли уже никакие ремонты. Некоторые исторические данные говорят о том, что в начале XX века настал тот момент, когда актерам и публике находиться внутри театра стало просто небезопасно. В то время гастролеры все чаще играли спектакли в летнем театре или городском клубе. Вопрос о новом театре необходимо было решать безотлагательно.

Весной 1909 года был объявлен конкурс на лучший архитектурный проект. Но ни один из тех, что были предъявлены, не отвечал необходимым требованиям. Проект здания в итоге разработал академик архитектуры Алексей Бекетов. Лишь он сумел гармонично уместить в едином здании театр и доходный дом с магазинами и рестораном. В марте 1911 года строительство было завершено, и уже 11 апреля того же года состоялось открытие нового здания театра.

«Позвольте выразить радость, что наш город украсился крупным общественным зданием, и что с постройкой театра поднимается значение его в театральном отношении…», – говорилось в приветственной речи городского головы.

На открытие нового здания была приглашена оперная труппа, давшая оперу «Жизнь за царя». Первый сезон обновленного театра запомнился обширным репертуаром: 21 драматический спектакль, 16 опер и 18 оперетт.

Новая страна, новый театр

Перемены в государстве напрямую отражались на жизни театральной. В годы Первой мировой войны она на время угасла. Бурные события Октябрьской революции и гражданской войны, когда Крым вплоть до 1920 года переходил из рук в руки, взбудоражили ее вновь. Именно лихолетье революции и забросило в Симферополь очень талантливых людей: актеров, режиссеров, художников. Они приняли решение объединиться в товарищество актеров под руководством Владимира Ермолова-Бороздина.

«Он сам был и актером, и очень талантливым антрепренером. Сначала товарищество актеров работало в Евпатории, но позже его руководители поняли, что Симферополь для работы подходит больше. Тогда театр уже носил название Симферопольский драматический театр, но труппы постоянной здесь не было», – говорит руководитель литературно-драматургической части крымского драмтеатра.

Затем Товарищество преобразовалось в «Театр Актера», который начал работать с сентября 1919 года.

«Руководители «Театра актера» ведут усиленную подготовительную работу к открытию сезона в Дворянском театре. Художником Живовым пишутся новые декорации под наблюдением главного режиссера П. А. Рудина, работавшего прежде в театре Комиссаржевской…», – сохранилась заметка в 143 номере от 21 сентября 1919 года газеты «Южные ведомости».

Из Фельдман в Раневскую

Ведущей актрисой труппы «Театра актера» была Павла Вульф. Именно благодаря ей в труппу взяли начинающую, никому не известную Фаину Фельдман. Дебютировала молодая актриса в спектакле по пьесе «Роман», где сыграла Маргариту Каваллини. Знатоки отмечают, что эта роль на смогла раскрыть актерский потенциал молодой артистки. Сделала это следующая роль – Шарлотта в «Вишневом саде» Чехова. Именно в это время Фельдман берет псевдоним, под которым получит всенародную популярность и любовь, Раневская.

«В исполнении Раневской Шарлотта не глупая приживалка, какой её привыкла видеть публика, а несчастная женщина, знающая, что держат её в доме, пока она развлекает хозяев. «Как сейчас вижу Шарлотту Раневскую», – писала в книге мемуаров Вульф. – Длинная, нескладная фигура, смешная до невозможности, и в то же время трагически одинокая… Какое разнообразие красок было у Раневской и одновременно огромное чувство правды, достоверности, чувства стиля, эпохи, автора! И все это у совсем молоденькой, начинавшей актрисы. А какое огромное актерское обаяние, какая заразительность…»

«Фаина Георгиевна фактически как актриса состоялась на нашей сцене. Вместе с Вульф Раневская работала в нашем театре до конца 1923 года, хотя в то время актеры в труппе менялись достаточно часто. Хоть труппа и была постоянная, но все равно актеры не задерживались, – рассказывает о начале творческого пути Раневской Касьяненко. – В репертуаре Фаины Георгиевны были очень интересные роли. Это не только Шарлотта, которая определила ее дальнейший творческий путь, ее основную тему, эту душевную неприкаянность. Но ведь были же еще Маша в «Чайке». В разных вариантах она играла в «Трех сестрах» – и Ольгу, и Наташу. Она сыграла и Настю в «На дне» Горького, сложнейшая роль. И тут же блеснула в роли сумасшедшей барыни в «Грозе» Островского».

Сама Раневская через много лет, уже будучи известной актрисой, тоже вспоминала свою работу в театре в Крыму.

«Симферопольскому театру актера еще повезло, его возглавлял один из донкихотов того времени, Павел Анатольевич Рудин. Он активно ставил классику и поддерживал старания «Комиссаржевской провинции» хоть как-то держать уровень игры. Ко мне Рудин относился хорошо, конечно, благодаря рекомендациям Павлы Леонтьевны, соглашался давать замечательные роли, видно понимая, что работать над ними я буду с Павлой Леонтьевной, а уж та добьется, чтобы я не читала текст по губам суфлера, а вникала в роль. Так и произошло».

В Симферополе Раневская подружилась не только с Вульф, для которой стала буквально родной, а и с не менее известной в то время актрисой Софьей Милич. Она также оказала на Фаину Георгиевну очень большое влияние. Невероятно остроумная, с тонким сатирическим мышлением, Милич могла одним ненавязчивым жестом показать отношение к человеку или событию. Именно общение с Милич в сочетании с природным сарказмом превратили неизвестную Фельдман в великую Раневскую.

Здесь же в Симферополе актеры и сама Раневская подружились с Максимилианом Волошиным, Константином Треневым.

Первый Советский

В декабре 1920 года театр объявили государственным и назвали «Первый Советский». Сильнейший творческий состав, интереснейший репертуар (пьесы Островского, Шиллера, Бомарше) сделали театр по-настоящему любимым местом крымчан и столичных гостей полуострова. Однако немногие знали, в каких тяжелейших условиях трудились работники театра. Здание порой не отапливалось, сотрудники болели и голодали. Некоторое время членом художественного совета театра являлся Волошин. Он всячески старался помогать театральным служащим.

Тесно связано с симферопольским театром начало творческого пути в качестве драматурга уже известного в те годы писателя Тренева. В 1919 году он принес в симферопольский театр свою пьесу «Грешница», которая вскоре была поставлена с Вульф в главной роли.

Уехали из Симферополя и Вульф, и Раневская. В 1925 году Тренев окончил свою пьесу «Любовь Яровая».

«Пьеса написана Треневым на симферопольском материале. Премьера пьесы состоялась в декабре 1926 года в Малом театре. А спустя три месяца, в марте 1927 года «Любовь Яровая» была впервые поставлена на нашей сцене. В работе над нашим спектаклем Тренев принимал самое активное участие. Он беседовал с актерами, которых распределил на роли режиссер Яков Варшавский, с художником-постановщиком они ходили по городу, выбирали мотивы и темы для сценографии», – отметила Касьяненко.

Одну из ролей (Чира) в «Любови Яровой» сыграл в будущем ставший известным актер Владимир Кенигсон. Он родился в Симферополе в 1907 году. Здесь вырос, здесь же окончил гимназию. Однажды он увидел объявление в газете о том, что в театр требуется работник во вспомогательный состав. Пришел, его взяли, и начинал играть свои первые роли в массовке.

Главным режиссером театра в то время трудился Рудольф Унгерн – один из соратников Мейерхольда. Осенью 1925 года в Симферополь приезжает молодой талантливый композитор и музыкант Исаак Дунаевский, который стал заведующим музыкальной частью театра.

«Мы, конечно, знаем, что Дунаевский с молодой женой сюда приехал всего лишь на заработки. И проработал в нашем театре всего один год. Но это не уменьшает лепту, внесенную им в становление нашего театра. Он написал музыку к «Принцессе Турандот», по отзывам блестящую. Даже поставил музыкальный спектакль-ревю «Смешанное общество». Написал музыку к «Потонувшему колоколу» Гауптмана в постановке Унгерна. Тогда он еще не был великим Дунаевским, а был молодым, но уже очень талантливым композитором», – подчеркнула Касьяненко.

В те годы симферопольский театр, уже ставший Крымгосдрамтеатром, славился на весь Советский Союз. В составе труппы работали талантливые актеры, режиссеры, художники.

«Крымгосдрамтеатр стал одним из лучших провинциальных театров… И представляет собой ценное художественное ядро», – писала столичная пресса.

Воспитанники петроградской школы – режиссеры Полевой, Унгерн, Бертельс – создавали блистательные постановки. В это время в театре работает Николай Соснин, который потом будет одним из ведущих артистов МХАТа. Именно Бертельс пригласил в театр молодого актера Михаила Царева, в будущем народного артиста СССР, который в течение долгих лет возглавлял Малый театр.

«Получить приглашение в Симферопольский театр было большой удачей. Симферополь всегда отличался хорошими труппами. Тут служили многие актеры, которые завоевали на периферии, а иногда и в столице настоящее признание», – писал Царев.

Имени Горького

В сентябре 1932 года театру присвоено имя Максима Горького.

«В те годы имя Горького присваивалось многим учреждениям. Но как раз наш театр, думается, получил имя Горького абсолютно заслуженно. Дело в том, что Горький, еще не будучи писателем, а будучи цеховым малярного цеха Алексеем Пешковым, работал на строительстве собора Александра Невского в Симферополе. И это было во время первого большого путешествия будущего писателя, задолго до начала его большого творческого пути. И после, когда он уже стал писателем, он постоянно бывал в Крыму, – отметила Касьяненко. – У него есть пьеса, которая написана на крымском материале и тесно связана с Крымом. Это «Яков Богомолов». В целом, Горький очень тесно связан с Крымом, и когда он приезжал в Симферополь, почитатели писателя каждый раз устраивали ему бурные приемы прямо на железнодорожном вокзале».

Вскоре после присвоения театру имени Горького здесь состоялась премьера одной из лучших горьковских пьес «Егор Булычев и другие». Эту постановку ждал большой успех. По оценкам специалистов, он был обусловлен удачным актерским дуэтом Анатолия Добкевича и Александры Перегонец, игравших Егора Булычева и Шуру. В те годы они были, поистине, лидерами труппы.

Не менее интересными были и последовавшие затем спектакли по пьесам Горького. «Мещане», «Дети солнца», «На дне», в которых играли замечательные актеры Михаил Названов, Яков Смоленский, Леонид Риттер, Михаил Куликовский.

Одним из наиболее знаковых в жизни театра стал спектакль «Старик», который в 1951 году поставил великий русский режиссер Павел Гайдебуров. Эта постановка стала событием в театральной жизни не только Крыма, а и всей страны. Спектакль получил высочайшую оценку специалистов и зрителей и в 1952 году был удостоен Государственной премии СССР.

Уже в 1990-е годы, когда на территории распавшегося Советского Союза многие учреждения теряли приставку «имени Горького», симферопольский театр остался верен имени писателя. Других вариантов руководство учреждения для себя не рассматривало, ведь в разные годы на этой сцене были поставлены почти все пьесы Максима Горького. А некоторые и десятки раз.

Они были актерами

Прославившаяся в спектаклях по пьесам Горького, блистательная актриса Александра Перегонец, на сцене крымского драмтеатра сыграла десятки разноплановых ролей, но в историю Крыма вошла не столько как прекрасная актриса, сколько как настоящий герой своего времени. В самое сложное время в годы Великой Отечественной войны она вместе с главным художником Барышевым возглавила группу подпольщиков.

Члены подпольной группы, составив план города, собирали и наносили на него разведданные о военных объектах противника, сообщали населению правдивую информацию о событиях на фронтах. Подпольщики спасли от переброски в Германию учеников театральной студии, сохранили тысячи уникальных исторических костюмов. Им удалось уберечь от уничтожения здание театра. В апреле 1944 года, за три дня до освобождения Симферополя, фашисты казнили подпольщиков.

В память о них на фасаде театра установлена мемориальная доска.

Увековечил память о подпольной актерской группе и спектакль Орлова и Натансона «Они были актерами», премьера которого состоялась в 1973 году. Постановочный коллектив спектакля в 1974 году был награжден Золотой медалью им. Попова, а в 1977 году спектакль был удостоен Государственной премии СССР. Легендарная постановка и сейчас остается в репертуаре театра.

Эпоха Новикова

Новейший этап в истории театра начался в 1972 году с назначения руководителем Анатолия Новикова. За годы его руководства в театре произошли кардинальные преобразования: отреставрировано основное здание, возведен новый театральный комплекс, созданы Театр юного зрителя и Театр современного балета.

Началось все со спектакля «Царь Федор Иоаннович» по трагедии Толстого, премьера которого состоялась 27 декабря 1972 года. Художественное решение декораций и костюмов, музыкальное оформление, ярко сыгранные роли – все придавало спектаклю не просто уникальность, а грандиозность. Эта работа не только раскрыла творческий потенциал группы, но и впервые за последние годы привнесла на крымскую сцену острое решение проблемы личности и власти.

Затем последовали не менее яркие творческие удачи «Последние», «Версия», «Гамлет», «Мастер и Маргарита», «Фаворит», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Чайка».

В 70-90-е годы прошлого века в первопрочтении был поставлен целый ряд пьес современных драматургов Салынского, Штейна, Ибрагимбекова, Розова, болгарских авторов Василева и Цанева.

«В этот период Театр становится своеобразной творческой лабораторией по совместной работе с авторами. В 1979 году за заслуги в развитии театрального искусства и высокую сценическую культуру театру было присвоено звание «Академический», – уточнила Касьяненко.

Шестнадцать лет продолжалась реконструкция здания театра, инициатором проекта которой был Новиков. В 1995 году строительство было завершено. И как признание заслуг Новикова основной сцене театра было присвоено его имя. Новиков ушел из жизни в январе 2017 года. Его спектакли входят в «Золотой фонд» театра.

Драгоценные камни в ожерелье спектаклей

История крымского драмтеатра – это тысячи спектаклей и сотни тысяч актеров. Некоторые из постановок пережили с театром времена взлета и упадка, перешагнули рубежи эпох и веков.

«Это совершенно мистическая история. Несколько произведений проходят красной нитью через всю историю театра. Первый, конечно, это – «Ревизор» Гоголя. На нашей сцене в этой пьесе играли великие Щепкин, Кропивницкий. Открывал свой первый сезон в сентябре 1919 года Театр Актера под руководством Ермолова-Бороздина тоже «Ревизором». Блестящий «Ревизор» в середине 1930-х, где Добкевич играл Городничего, Перегонец – Марью Антоновну. Прекраснейшая постановка начала 1950-х. И, конечно же, новиковские постановки бессмертной комедии Гоголя – 1983-го года и совершенно неожиданная редакция 1999-го. Этот спектакль уже 22 года в репертуаре нашего театра. Мы им очень гордимся, потому что это неожиданное, оригинальное прочтение», – рассказала о главном долгожителе репертуара театра Горького Касьяненко.

Еще одна гордость, прошедшая с театром горести и радости, спектакль «Царь Федор Иоаннович».

«В свое время на наших подмостках именно в нем играл, как актер гастролер, первый исполнитель роли царя Федора Павел Орленев. Это и первый спектакль Новикова, который он ставит здесь в декабре 1972 года. В промежутке между этими постановками был прекраснейшей спектакль, поставленный в 1940-е годы с Павлом Лимоновым в роли царя Федора. И основную сцену после реконструкции мы открыли опять-таки «Федором Иоановичем». Это совершенно оригинальная постановка, т.е. не капитальное восстановление, а новая сценическая версия», – рассказала Касьяненко еще об одном не менее знаковом спектакле.

201 театральный сезон

Современный Крымский академический русский драмтеатр им. Горького под руководством Андрея Антоновича и художественным руководством Владимира Магара не менее изысканно, чем ранее, радует крымских ценителей театрального искусства. Юбилейный год и 201 театральный сезон венчает грандиозная премьера – спектакль «Кабала святош» по пьесе Михаила Булгакова.

У пьесы непростая судьба. Сам Константин Станиславский из-за нее поругался с Михаилом Булгаковым, считая, что в пьесе недостаточно прописан образ Мольера. Не вышло поставить «Кабалу святош» и у Немировича-Данченко.

«Действительно, Станиславский был прав, и там действительно не хватает материала. Я понимаю, почему Булгаков так легкомысленно, казалось бы, отнесся к пьесе. Потому что он написал великолепный роман «Мольер». И у него всё там это есть, – рассказал Магар. – Поэтому я из этого романа взял очень много кусков. Но не я это предлагаю. Это Булгаков. Я соединил, добавил, сделал более объемного Мольера, более интересного не на мой взгляд, а на взгляд самого Булгакова и его романа. Получается красочный, достаточно красивый спектакль, там уже больше понятно, кто такой Мольер».

В решении Магара «Кабала святош» – это романтическая драма о внутреннем трагизме истинного художника: это и Мольер, и сам Булгаков». В спектакле в двух действиях, который впервые был показан на сцене 27 ноября, занята практически вся театральная труппа.


Главные новости Крыма и Севастополячитайте на официальном сайте агентства «Крыминформ»

✔️ Крыминформ в Telegram

✔️ Крыминформ в VK

✔️ Крыминформ в Facebook

✔️ Крыминформ в OK

✔️ Крыминформ в Twitter

✔️ Крыминформ в Instagram