Нацисты в Крыму проводили политику геноцида местного населения

79 лет назад, осенью 1941 года большая часть Крымского полуострова была занята немецко-румынскими войсками. Героически оборонялись лишь Севастополь и примыкающая к нему Балаклава. А в июле 1942 года враг захватил Крым полностью. О том, как на его территории хозяйничали «цивилизованные» европейские захватчики рассказывает доктор исторических наук, профессор Таврической академии КФУ им. В. Вернадского, специалист по военно-политической истории Второй мировой войны Олег Романько.

Почему во время Великой Отечественной войны для нацистской Германии Крым стал важным стратегическим и военно-политическим объектом?

По ряду причин как политического, так и военного характера полуостров занимал существенное место в планах руководства Третьего рейха. Поэтому для его захвата и удержания нацисты затратили значительное количество людских и материальных ресурсов. Фактически борьбу за Крым условно можно разделить на два этапа. Первый – это активные боевые действия регулярных частей Вермахта и Красной армии (октябрь 1941 – июль 1942 и апрель – май 1944 г.). Второй – оккупация (ноябрь 1941 – апрель 1944 г.), когда основным противником немецких силовых структур на полуострове были партизаны.

Завладев Крымом, немцы могли держать под постоянной угрозой все побережье Черного моря и оказывать влияние на военно-политическую ситуацию в Турции, Болгарии и Румынии. Поэтому для германского командования захват полуострова был делом особой стратегической важности. Оно рассчитывало сделать его плацдармом для наступления на Кавказ, чтобы затем выйти к Британской Индии. Именно поэтому за Крым велись ожесточенные кровопролитные бои. По окончании военных действий Гитлер планировал создать на полуострове новую имперскую область – Готенланд («Страна готов»), а Симферополь должен был получить новое название – Готенбург («Готская крепость»). Также нацисты планировали переселять в Крым этнических немцев из Южного Тироля, Палестины и других местностей.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

Следовательно, надо было «подготовить» для будущих переселенцев полуостров и сделать это любым способом?

Да. А способы были самые варварские. Например, секретное распоряжение немецкого командования «Об отношении к враждебно настроенному населению и русским военнопленным» приказывало быть чрезмерно жестокими по отношению к жителям оккупированной территории. Запрещалось проявлять снисходительность и жалость, а для тех, кто ослушается приказа, было предусмотрено жесткое наказание. Также был подписан секретный циркуляр, призывавший забыть о человечности и не кормить голодающих жителей. И нацисты проводили политику тотального геноцида против местного населения – убивали всех, в том числе женщин, стариков и детей. Людей расстреливали, уничтожали в передвижных газовых камерах, живыми бросали в глубокие колодцы и т.п.

Такие массовые преступления были совершены в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии, Евпатории и других населенных пунктах. По официальным данным, в Симферополе за время оккупации немцы убили, замучили или угнали в рабство почти 23 тысячи мирных жителей, в Севастополе – около 70 тысяч, в Керчи – 43,5 тысячи человек. Осенью 1943 года они расстреляли более 14 тысяч мирных жителей из Новороссийска и таманских станиц в Аджимушкайских каменоломнях – люди не захотели «эвакуироваться» в Германию вместе с отступающими оккупантами. Противотанковый ров в поселке Багерово, расположенном недалеко от Керчи, стал местом массового уничтожения крымчан. Здесь оккупанты расстреляли больше 7 тысяч человек. В городе Старый Крым в апреле 1944 года, уже накануне освобождения, нацисты убили несколько сотен женщин, стариков и детей. Есть даже сведения, что над крымчанами и пленными красноармейцами нацистские врачи ставили бесчеловечные медицинские опыты, приводившие, как правило, к летальному исходу.

В 1941-1944 годах в Крыму действовало около сотни концентрационных, фильтрационных и пересыльных лагерей, тюрем и прочих так называемых «мест принудительного содержания». Два самых крупных находились в Симферополе. Неподалеку от железнодорожной станции размещался пересыльный лагерь для военнопленных – «Картофельный городок», названный так из-за располагавшейся здесь овощной базы. Считается, что через него прошло примерно 140 тысяч человек – главным образом военные, попавшие в плен при взятии Крыма и Севастополя. Самым кровавым в истории полуострова стал лагерь, созданный оккупантами в совхозе «Красный», который находился за пределами Симферополя. По разным данным, в нем замучили около 15 тысяч крымчан, включая женщин и детей, в том числе грудных. За годы оккупации нацисты также угнали фактически в рабство десятки тысяч жителей полуострова.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

И практически все промышленные, культурные и социальные объекты в период оккупации были превращены в руины?

Да, в целом так можно утверждать. Например, разграблению и уничтожению подверглась знаменитая на весь мир панорама «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.». Были разграблены библиотеки и безвозвратно потеряны редкие и ценные экземпляры книг. Нацисты уничтожили или вывезли в Германию весь подвижной состав и оборудования трамвайных депо, станки и котлы, двигатели, автомобили, комбайны, тракторы, сельскохозяйственные машины, швейное оборудование, инвентарь. За время оккупации у населения были отобраны сотни тысяч голов скота, рабочих и племенных лошадей, домашних животных и птиц. Испорчены сельскохозяйственные угодья, виноградники, изъяты запасы овощей и фруктов. Урон, нанесенный гитлеровцами, отбросил развитие Крыма на десятки лет назад.

Как местное население реагировало на оккупационный террор?

Еще когда Крымский полуостров не был оккупирован гитлеровскими войсками, здесь было запланировано создать подполье, организовать партизанские отряды, а в местах их предполагаемой дислокации заложить склады боеприпасов, продовольствия и амуниции. Всего до начала оккупации успели создать 29 партизанских отрядов. Сформированы они были преимущественно из добровольцев.

С первых дней оккупации крымские партизаны развернули активные боевые действия. Они разрушали тыл захватчиков, отвлекали их боевые части от фронта: взрывали мосты, пускали под откос грузовые и легковые машины, орудия, сжигали горючее, уничтожали телеграфные линии. Народные мстители совершали налеты на вражеские гарнизоны в деревнях, восстанавливали там советскую власть, доносили до людей правду о положении на фронтах, держали в страхе оккупантов и их пособников.

Всего с 1941 по 1944 год на территории полуострова действовали более 11 тысяч партизан. На счету крымских «народных мстителей» сотни боев, полторы с лишним тысячи диверсий и акций на объектах инфраструктуры и коммуникациях противника. За годы войны партизаны пустили под откос 80 железнодорожных составов, два бронепоезда, уничтожили до 30 тысяч солдат противника и полицаев, подбили 13 танков, несколько бронеавтомобилей, вывели из строя две сотни орудий и две тысячи автомашин.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

И, несмотря на такое сопротивление, гитлеровская Германия намеревалась превратить Крым в одну из своих колониальных территорий?

И предпринимала для этого вполне конкретные меры. Немецкая оккупация Крыма – это, надо сказать, не только зверства над мирным крымским населением, экономическое ограбление полуострова и партизанская война. Как и на других, занятых ими территориях, немцы, со всем свойственным им педантизмом, учреждали разветвлённый оккупационный аппарат, у каждой из частей которого была своя сфера ответственности. Он состоял из трёх практически автономных и взаимопересекающихся (территориально и административно) ветвей власти: гражданской администрации, представленной органами Министерства по делам оккупированных восточных областей, различных военных оккупационных инстанций и аппарата полиции. Со временем каждая из ветвей стала, так или иначе, привлекать к сотрудничеству население оккупированного Крымского полуострова. Первоначально это было создание и функционирование органов так называемого местного самоуправления: сельских, районных и городских управлений. Их соответственно возглавляли старосты, начальники районных или городских управлений. Эти органы создавались сразу же по установлению на данной территории немецкой военной или гражданской администрации. В политическом отношении они были абсолютно пассивными и бесправными, а их руководители полностью подчинены соответствующим немецким чиновникам – окружным или городским комиссарам. Если же такие органы самоуправления создавались в зоне действия военной администрации, то их руководители подчинялись шефам полевых или местных комендатур.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

А чем занималась гражданская оккупационная администрация?

Многим. Так, в силу отсутствия на территории Крыма серьезного промышленного производства, главную роль в экономической жизни полуострова стали играть мелкие кустари, рыночная, отчасти меновая торговля и сельское хозяйство. Со временем именно аграрный сектор стал главной заботой оккупационной администрации, которая нуждалась в стабильных поставках продовольствия. Как писал эмигрантский мемуарист Александр Казанцев, «решающим моментом в походе на восток был аграрный вопрос. Крестьянство не только способно было много простить, но и пошло бы за тем, кто дал бы ему землю… Немцы отказали и в этом». В результате колхозы были сохранены, поскольку так было удобнее контролировать крестьян.

Пресловутый «земельный вопрос»…

Да, он в России почти всегда был ключевым! Однако уже в начале 1942 года нацисты решили поменять свою политику. В соответствии с «Законом о новом аграрном порядке», подписанном Альфредом Розенбергом – главным нацистским идеологом, отвечавшим за проведение так называемой «восточной политики», колхозы должны были превратиться в «общинные хозяйства», действовавшие по инструкции оккупационных властей. Совхозы и МТС объявлялись собственностью германского государства и в качестве «государственных имений» управлялись оккупантами. С разрешения соответствующих немецких органов допускалось и частное землевладение. Например, в случае с участниками коллаборационистских формирований. Кроме идеологической обработки их личного состава, вступившим в эти формирования обещалось хорошее материальное обеспечение, создание всяческих льгот и привилегий для их семей.

Например?

Согласно постановлению Командующего войсками Вермахта в Крыму, «всякое лицо, которое активно боролось или борется с партизанами и большевиками», могло подать прошение о «наделении его землей или выплате ему вознаграждения до 1 тысячи рублей…» При этом указывалось, что «принятые на службу в Германскую армию получают удостоверение от своей воинской части. Удостоверение и прошение должны быть отправлены установленным порядком сельскохозяйственному начальнику Крыма, который передаст его сельскохозяйственному начальнику района, в котором живет проситель…»

Как оккупанты реализовывали «Закон о новом аграрном порядке» на практике?

Тем, кто вступал в коллаборационистские формирования, и их семьям давали по 2 гектара земли в полную собственность. Им старались предоставить лучшие участки, не считаясь даже с тем, что они уже принадлежали крестьянам, которые не пошли на сотрудничество с оккупантами. Подобное было особенно распространено в Ак-Шеихском и Симферопольском районах.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

Немецкие оккупанты применяли старый как мир метод: разделяй и властвуй. А на тех, кто не хотел добровольно с ними сотрудничать, как влияли?

Здесь весьма показательной является практика использования местной рабочей силы. Ее принудительное использование либо для восстановительных работ на оккупированных территориях, либо для вывоза в Германию было одной из неотъемлемых частей нацистской оккупационной политики. Пока положение на фронтах складывалось благоприятно для Вермахта, эти мероприятия не нуждались ни в каких оправданиях. А в случае неповиновения применялась сила. Еще в декабре 1941 года Городское управление Симферополя объявило о регистрации всех трудоспособных мужчин и женщин до 55-летнего возраста на Бирже труда. Без отметки этой биржи местное население не могло получить свою норму хлеба – 200 граммов в день. В случае уклонения от регистрации следовало наказание по законам военного времени. Биржа труда, где распоряжались немецкие чиновники, решала – оставить человека в Крыму либо отправить его на работы в Германию. В целом за весь период оккупации с территории полуострова на работу в промышленности и сельском хозяйстве Германии и оккупированных ею стран было вывезено почти 86 тысяч человек. Однако в 1943 году, когда ситуация на фронте изменилась не в пользу немцев, последовали перемены и в отношении применения ими рабочей силы на оккупированных территориях. Главный нацистский пропагандист Йозеф Геббельс отмечал в своем дневнике: «В конечном счете, приток рабочей силы с Востока значительно сократится, если мы будем обращаться с ними – рабочими, как с животными». Поэтому тех, кого отправляли на работу в Германию или работающих по месту жительства, следовало убедить, как это ни покажется парадоксальным, в пользе труда на… оккупантов.

Из материалов Российского государственного архива кинофотодокументов

Каким образом?

Было много разных способов. Уже летом 1943 года немецкий Штаб пропаганды «Крым», отвечавший за проведение психологической войны на полуострове, издал директиву № 382/43, главным содержанием которой было налаживание «обслуживания рабочих лагерей и организация трудовой повинности». Что, как подчеркивалось в этом документе, «является одной из важнейших задач всех подразделений и пунктов пропаганды. Населению нужно было постоянно наглядно доказывать необходимость трудовой повинности». А также требовалось внушать, что оно этой работой вносит свой вклад в «борьбу с большевизмом». Делался упор и на то, чтобы привлеченное к работе население чувствовало «что немецкое командование ценит его труд по заслугам». Как свидетельствуют архивные данные, для систематической пропагандистской «обработки» привлеченных к трудовой повинности, среди них предполагалось распространение газет, например, «Голоса Крыма», который являлся самым крупным печатным органом на полуострове. К слову, такие власовские газеты, как «Доброволец», распространять не рекомендовалось. А вот брошюры, «с учетом их пригодности для данной социальной цели» – да. Особенно популярными были брошюры о плохой жизни в довоенном СССР, сущности национал-социализма и жизни в Германии. Для чего также использовали передвижные радиоустановки. Помимо этого, Штаб пропаганды «Крым» проводил лекции, на которых выступали вернувшиеся из Германии рабочие, или зачитывались письма тех, кто туда уехал. Чем закончилась «пропагандистская» кампания оккупантов, известно. В апреле 1944 года началось освобождение Крыма советскими войсками, и уже никакая пропаганда не могла помочь немцам и их пособникам.

Главные новости Крыма и Севастополя читайте на официальном сайте агентства «Крыминформ»

✔️ Крыминформ в Telegram

✔️ Крыминформ в VK

✔️ Крыминформ в Facebook

✔️ Крыминформ в OK

✔️ Крыминформ в Twitter

✔️ Крыминформ в Instagram